Трехдневный визит в Латинскую Америку — в Венесуэлу, Никарагуа и на Кубу — самое дальнее на данный момент путешествие Сергея Шойгу в качестве главы военного ведомства. Подобный вояж на фоне гражданской войны на Украине, идущей в непосредственной близости от границ России, свидетельствует о важности этих стран для отечественной военной стратегии. Венесуэла, Никарагуа и Куба — традиционные партнеры России в регионе. История отношений с Венесуэлой самая короткая, однако весьма насыщенная. С 2001-го по 2013 год объем поставок российских вооружений в эту страну превысил 11 миллиардов долларов при общем военном товарообороте с Латинской Америкой в 14,5 миллиардов. Несмотря на непростую экономическую ситуацию, сотрудничество продолжается, но сегодня и Венесуэла, и Никарагуа, и Куба интересуют Москву не столько в качестве покупателя, сколько в качестве продавца.

Товар, который они могут предложить России, называется «политическое присутствие», и, судя по всему, этот товар важен настолько, что Москва готова нести соответствующие расходы, сама находясь в очень непростой политической ситуации.

Информации о каких-либо новых долгосрочных соглашениях с Венесуэлой не поступало — еще в самом начале визита было объявлено, что они и не планировались, но в ближайшие месяцы стоит ждать совместных учений ВС РФ и Венесуэлы, а также очередного дружественного визита российских военных кораблей в эту страну.

Соответствующее соглашение, однако, было подписано с Никарагуа. Теперь российские корабли смогут посещать два крупнейших порта этой страны — тихоокеанский Коринто и расположенный на восточном побережье Блуфилдс — в уведомительном порядке.

Это PR-акция или что-то более реальное?

Интерес России к региону вполне понятен как с политической, так и с экономической точки зрения. Расширение присутствия России, в первую очередь за счет практического сотрудничества со странами региона, позволит влиять на происходящие там процессы и сохранить это влияние в том числе и в случае смены власти, что вполне возможно в обозримом будущем в Венесуэле и на Кубе. Речь при этом должна идти о долгосрочных юридических соглашениях, которые не будут зависеть от личных предпочтений нового руководства.

Политическая цель — укрепление позиций России в регионе, критически важном для национальной безопасности США. Дело не в желании «насолить сопернику», а в практических мерах на случай дальнейшего ухудшения отношений Москвы и Вашингтона. Исторически считая регион своим задним двором, США могут оказаться перед необходимостью выстраивать развитую дорогостоящую систему обороны южных границ в ответ на возможное появление в водах Карибского моря и Мексиканского залива, например, российских подлодок с крылатыми ракетами на борту и боевых самолетов в воздушном пространстве региона.

С экономической точки зрения Москву может интересовать участие в грандиозном проекте строительства Никарагуанского канала, в рамках которого в конце 2014 года начались подготовительные работы. Основные исполнители контракта стоимостью в сорок миллиардов долларов — китайские компании, однако сообщалось, что Россия примет участие в создании инфраструктуры для канала. Одним из первых объектов этой инфраструктуры ряд экспертов полагает построенный в Никарагуа российскими специалистами топографический центр, укомплектованный российским же оборудованием. Кроме того, Россия может взять на себя функцию охраны строительства канала и воздушного пространства над ним. Никарагуанский канал сможет пропускать из Атлантики в Тихий океан и обратно суда вдвое большей грузоподъемности, чем Панамский.

Источник: L-Forces Art

Источник материала
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Stumbler на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@proru.org с указанием URL спорного материала. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.